+7 (495) 909 02 86 +7 (985) 722 55 55

Кипр: деловые отношения «по-новому». К чему готовиться и что изменилось?

7 октября 2010 года в Никосии (Кипр) подписан Протокол «О внесении изменений в Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал» от 05.12.1998г. (далее – Протокол и Соглашение). Протокол станет неотъемлемой частью Соглашения и начнет применяться после его ратификации Россией запланированной в конце 2010 года. Новые положения Соглашения вносят существенные изменения в порядок налогообложения резидентов России и Кипра и уже получили достаточно большой резонанс в деловых кругах. Изменения в Соглашении вступят в силу в три этапа: первая часть с 2011 года, вторая часть - не ранее 2015 года, третья часть – после внесения Кипром соответствующих изменений во внутреннее законодательство.

Юридическая фирма Гошин Групп предлагает Вашему вниманию анализ основных изменений, в налогообложении российского бизнеса, корпоративная структура которых включает резидентов Республики Кипр.

Итак, какие же основные изменения в Соглашении.

1. С 2015 года продажа недвижимости с использованием действующего на Кипре льготного налогообложения прибыли от продажи акций компании – резидента Республики Кипр, по общему правило, будет невозможной. Вместе с тем, владельцы недвижимости смогут использовать исключения в виде льгот по доходам от продажи акций полученных в ходе реорганизации, и акций компаний, котирующихся на фондовом рынке.

Действующая редакция Соглашения позволяет российским предпринимателям не платить в России Налог на прибыль и НДС при совершении операций по реализации недвижимости, если объект недвижимости принадлежит компании - резиденту Республики Кипр. Налоговая экономия при этом достигается за счет отсутствия на Кипре налога на доходы от продажи акций кипрских компании, которые и являются предметом сделки. После вступления в силу изменений в ст. 7 Соглашения данная льгота будет исключена из Соглашения.
По новым правилам, доходы от продажи акций компаний, в которых 50% активов составляют объекты недвижимости, подлежат налогообложению в государстве, резидентом которого является продавец. Таким образом, через четыре года российские владельцы недвижимости не смогут отчуждать активы путем формальной продажи акций кипрской компании без уплаты налогов на территории России.
При этом данное правило не будет распространяться: а) на доходы от отчуждения акций, полученные в ходе реорганизации компании; б) на доходы от отчуждения акций, котирующихся на зарегистрированной фондовой бирже; в) на доходы получателем которых будет являться пенсионный фонд, фонд обеспечения персонала или правительство России или Кипра. Во всех этих случаях, доходы от продажи акций компаний, в которых более 50% активов представлены недвижимостью, как и сейчас, будут облагаться в государстве, резидентом которого является продавец.
Если бы не установленные в Соглашении исключения можно было бы с уверенностью утверждать, что с 2015 года продажа и управление российской недвижимостью через Кипр, для оптимизации налогообложения, полностью перестала бы быть привлекательной. Однако и после 2015 года условия Соглашения в некоторых случаях будут использоваться при осуществлении сделок с недвижимостью.

2. Доходы от участия в трастах и паевых фондах недвижимости (ПИФах) облагаются налогом на прибыль у источника выплаты по правилам налогообложения доходов полученных от владения недвижимостью.

В настоящее время Соглашения прямо не регулируют отношения по поводу порядка налогообложения доходов от участия в трастах и фондах недвижимости на территории России и Кипра. В связи с этим, правительства двух стран уточнили Соглашение, устранив имеющуюся неопределенность в отношении порядка налогообложения доходов от участия в коллективных инвестициях в недвижимость (ПИФы, Трасты, Фонды). Любые доходы от указанных инвестиций подлежат теперь налогообложению в России или на Кипре, в зависимости от источника выплаты, в порядке, аналогичном налогообложению доходов от недвижимого имущества. Данное правило, по-видимому, перекликаются с планируемыми изменениями и во внутреннем законодательстве России, регулирующем налогообложение коллективных инвестиций в недвижимость. Как известно, на экспертном уровне активно обсуждается законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс РФ, отменяющий освобождение налогоплательщиков от уплаты налога на имущества, внесенного в паевой инвестиционный фонд недвижимости.

3. Проценты по займу полученному российской компанией от кипрской компании могут быть переквалифицированы налоговыми органами в дивиденды и исключены из состава расходов по налогу на прибыль.

Выплата процентов по займам (кредитам) полученным российскими компаниями от компаний, зарегистрированных в Республике Кипр хорошо известный в международном налоговом планировании инструмент репатриации прибыли. Согласно действующему Соглашению проценты выплачиваемые резидентом России в пользу резидента Кипра не облагаться налогом на прибыль у источника в России, а на Кипре, по правилам внутреннего законодательства, освобождаются от налога на доходы. Выплачивая проценты по займам резидентам Кипра, российские компании экономят на налоге на прибыль с дивидендов, который соответственно составляет 10 или 5 %, в зависимости от размера первоначальных инвестиций в уставной капитал российской компании. Кроме того, выплата процентов позволяет увеличить расходы учитываемые источником выплаты при налогообложении прибыли.
Новые правила не изменяют порядок налогообложения процентов, но предоставляют налоговым органам право переквалифицировать выплачиваемые проценты по «контролируемой задолженности» в доходы от акций, применив к процентным выплатам российских компаний с кипрским участием, правила налогообложения дивидендов.
Представляется, что данная норма будет широко использоваться, прежде всего, российскими налоговыми органами, которые и до внесения указанных изменений в Соглашение, неоднократно предпринимали попытки для переквалификации процентов в выплаты в виде дивидендов.

4. Для применения 5-процентной ставки по налогу на прибыль с дивидендов, от участия в российской компании, кипрская компания должна инвестировать в уставной капитал своей российской «дочки» не менее 100 000 EUR.

Вносимыми изменениями, увеличен минимальный объем инвестиций для применения пониженной налоговой ставки налога на дивиденды, выплачиваемые резидентом одного договаривающегося государства, резиденту другого договаривающегося государства. В настоящее время, ставка налога на дивиденды составляет 5% при инвестировании в уставной капитал российской компании не менее 100 000 USD. Увеличение суммы инвестиций до 100 000 EUR для применения льготной ставки по налогу на дивиденды не стоит рассматривать с точки зрения желания сократить число компаний, которые смогут воспользоваться льготой. Изменения валюты является техническим и в первую очередь связано с используемой на Кипре европейской валюты. Стоит также отметить, что к дивидендам Протокол относит теперь и выплаты по паям ПИФов и иных аналогичных форм коллективного инвестирования, а также доходы по депозитарным распискам на акции.

5. Определены критерии, по которым кипрские и другие оффшорные компании, признаваемые резидентами Кипра, могут признаваться налоговыми резидентами РФ и облагаться налогами на территории России

В соответствии с действующим Соглашением, физическое лицо или компания подлежат налогообложению на территории того государства, резидентом которого они признаются исходя из следующих критериев: - местожительства лица, постоянного местопребывания, места управления, места регистрации, а при отсутствии перечисленных критериев, на основании любого другого критерия аналогичного характера. При этом считалось, что если лицо является резидентом обоих государств Соглашения, то для целей налогообложения оно считается резидентом того государства, где находится место его эффективного управления.
Подписанным Протоколом, введены дополнения согласно которым, если невозможно определить место эффективного управления, компетентные (налоговые) органы обоих государств определяют такое место эффективного управления по взаимному согласию. При этом в каждом конкретном случае будут учитываться особенности деятельности налогоплательщика. ;
Кроме того, внесены изменения в понятие образования «постоянного представительства» компании. В частности установлено, постоянное представительство, и соответственно, обязанность по уплате налоговых платежей в России возникает, если акционер оказывающей услуги Кипрской компании пребывает на территории России в совокупности более 183 дней за год и более 50% чистого дохода его компании получается на территории России. Постоянное представительство также будет образовывать оказание услуг Кипрской компанией через одно или несколько физических лиц в рамках одного или нескольких взаимосвязанных проектов, если эти лица пребывают на территории России в совокупности более 183 дней за год.

Услуги, оказанные физическим лицом от имени одного предприятия, будут считаться оказанными через это физическое лицо другим предприятием, если только это другое предприятие осуществляет надзор, управление и контроль над способом оказания таких услуг этим физическим лицом, а также, если это лицо имеет и обычно использует в этом государстве полномочия заключать контракты от имени предприятия, за исключением случаев, когда лицо осуществляет только указанную в п. 4 ст. 5 Соглашения вспомогательную и подготовительную деятельность. Таким, образом, при налоговом планировании кипрских холдинговых компаний стоит обратить особое внимание на соблюдение критериев «резидентства» В противном случае, деятельность кипрской компании может быть квалифицирована, как деятельность, приводящая к образованию постоянного представительства, что автоматически приведет к необходимости исчисления и уплаты налоговых платежей по правилам российского налогового законодательства.

6. Если налогоплательщик считает, что место исполнения им налоговых обязательств по условиям Соглашения определено налоговыми органами неправильно, он имеет право, самостоятельно обратится в контролирующий орган России и/или Кипра с заявлением об устранении данного нарушения.

Согласно ранее действующей редакции Соглашения, резиденты обоих государств могли обращаться с заявлением о неправильном определении их налогового резидентства только в контролирующие органы того государства, резидентом которого они являются. Соответственно, широкого применения на практике данная норма Соглашения не получила. Можно предположить, что по новым правилам, компании смогут влиять на решение вопроса о месте налогообложения их деятельности, если лицо считает, что действия одного или обоих государств, приводят к его налогообложению не в соответствии с условиями Соглашения.

В такой ситуации вопрос об определении юрисдикции, в которой лицо подлежит налогообложению, может быть рассмотрен комиссией обоих государств на основании заявления лица, права которого нарушаются. При этом подача заявление в компетентные органы России или Кипра не влияет на права лица защищаться от незаконных действий контролирующих органов путем использования средств внутреннего законодательства того или иного государства. Заявление может быть подано лицом в течение 3 (трех) лет, с момента, когда ему стало известно о нарушении его прав неправильным применением Соглашения.

На фоне других изменений в Соглашении, связанных с возможностью переквалификации процентов по займам в дивиденды, установлением дополнительных критериев для признания деятельности компаний к образованию постоянного представительства в России, право защищать свои налоговые интересы в межгосударственной комиссии, безусловно, является положительным изменением.

Вместе с тем, по нашему мнению, компаниям не стоит рассчитывать, что данный механизм защиты своих прав позволит предотвратить нарушение в более короткие сроки, чем судебная защита. Положительное решение комиссии по вопросу определения юрисдикции налогообложения лица, скорее может служить основанием для пересмотра незаконных решений компетентных органов того или иного государства, а также судебных решений.

7. Доходы от международных перевозок подлежат налогообложению в том государстве, в котором находиться место эффективного управления получателя дохода.

Ранее доходы владельцев, арендаторов или фрахтователей от эксплуатации морских или воздушных судов или дорожного транспорта в международных перевозках, доходы от сдачи в аренду контейнеров и оборудования, относящегося к эксплуатации морских или воздушных судов или дорожного транспорта в международных перевозках, подлежали налогообложению только в том государстве, резидентами которого они являлись. С вступлением в силу Протокола к Соглашению, для определения места налогообложения необходимо будет определить место эффективного управления получателей дохода, на основании установленных в Соглашении критериев.

7. Установлены специальные правила по обмену информацией между компетентными органами обоих государств.

Внесенные в Соглашение изменения регулирующие обмен информацией о резидентах обоих договаривающихся государств, пожалуй, являются одним из основных нововведений вызывающих особую обеспокоенность бизнеса.
В Соглашении сохранились положения устанавливающие запрет на предоставление информации, которую можно получить по внутреннему законодательству государства, а также информации, раскрывающую предпринимательскую, промышленную, коммерческую или профессиональную тайну. К этому перечню добавлен также запрет на предоставление информации, связанной с раскрытием торгового процесса или информации, раскрытие которой противоречит публичному порядку (ordre public). При этом запрета на предоставления информации входящих в понятие банковской тайны (информации о банковских счетах, вкладах, операций по счетам и сведений о клиенте) Соглашение не содержит. Отсутствие запрета на предоставление банковской информации не вызывало бы вопросов (данный запрет отсутствовал и в ранее действующей редакции Соглашения), если бы Соглашение не дополнялось другим нововведениями.
Дело в том, что статья 26 Соглашения «Обмен информацией» дополнена пунктами 3 и 4 запрещающими компетентным органам обоих государств, отказывать в предоставлении информации о лице по причине нахождения ее в банке, другой финансовой организации, номинального держателя или доверительного управляющего, либо если информация содержит сведения об имущественных интересах какого-либо лица. В связи с этим, можно было бы предположить, что при наличии запроса банковская информация о лицах должна раскрываться, а полученные данные могут использоваться контролирующим (налоговыми) органами государств, при определении налоговых обязательств российских и кипрских компаний. При этом компетентные органы России и Кипра не смогут отказывать друг другу в предоставлении разрешенной для раскрытия информации, по причине отсутствия необходимости в ее получении для собственных нужд какого-либо государства.
Как практически будет происходить процесс обмена информацией сказать сложно, так как механизм реализации данной статьи Соглашением не определен. Однако следует отметить, что в настоящее время всеми кипрскими компаниями, банками, юристами и управляющими строго соблюдается профессиональная тайна, раскрытие которой по прежнему Соглашением запрещено, а для получения такой информации необходимо направлять письменный запрос Генеральному прокурору Кипра.

8. Россия и Кипр договорились оказывать друг другу помощь в сборе налогов после принятия на Кипре необходимого для этого законодательства.

Прежде всего, следует отметить, что Соглашение и в настоящее время содержит положения обязывающие государства оказывать друг другу содействие в сборе налогов, причитающихся с налогоплательщиков, обязательства которых не могут быть взысканы государствами на собственной территории. В частности предусмотрено, что государства предпримут меры для оказания друг другу содействия в сборе налогов, причитающихся от налогоплательщика, в тех пределах, в которых сумма этих налогов окончательно определена и окончательно подлежит уплате в соответствии с законами договаривающегося государства, направляющего запрос об оказании содействия (п.1 ст. 27 Соглашения). Однако, на сегодня, данные нормы являются «спящими», поскольку Соглашением также установлено, что меры по взиманию налогов причитающихся с резидентов другого договаривающегося государства не применяются, если это противоречит внутреннему законодательству, административной практики или государственной политике России или Кипра. Учитывая, что в Республике Кипр в настоящее время отсутствует законодательство позволяющее осуществлять подобные меры, а государственная политика Кипра, до недавнего времени, не приветствовала сближения отношений с Россией и с другими государствами в вопросах сотрудничества в налоговой сфере, правила Соглашения о помощи в сборе налогов в полной мере государствами не использовались. Тем не менее, внесенные в Соглашение изменения показывают намерения стран изменить существующую ныне ситуацию и в ближайшем будущем, начать более тесное сотрудничество при взимании налогов с резидентов того или иного государства.
Сразу следует отметить, что анализ внесенных изменений не позволяет однозначно определить лиц, в отношении которых может быть применены положения Соглашения, предусматривающие взаимную помощь России и Кипра при взыскании и обеспечении налоговых платежей.
Исходя из содержания изменений, налоговое обязательство перед одним договаривающимся государством может быть взыскано с лица компетентными органами другого договаривающегося государства, если указанное лицо в данный момент не может в соответствии с законодательством государства, перед которым у него имеется налоговая задолженность воспрепятствовать ее взысканию. По-видимому, речь идет о компаниях-нерезидентах, которые формально не являются участниками налоговых отношений на территории того или иного государства, но деятельность которых по мнению налоговых органов соответствующего государства привела к возникновению у них налоговой обязанности на территории другого государства. Иными словами, в соответствии с Соглашением, если, к примеру, Кипрская компания имеет не исполненное налоговое обязательство перед бюджетом Российской Федерации, налоговые органы Кипра, после получения запроса на взыскание налога от российских налоговых органов, обязаны взыскать данный налог в соответствии с процедурой взыскания налогов предусмотренной налоговым законодательством Кипра. При этом данное налоговое поручение должно исполняться в обычном порядке, без приоритета по отношению к взиманию налогов с других резидентов Республики Кипр. Кроме того, Соглашением допускается возможность применения налоговыми органами обоих государств обеспечительных мер, которые допускаются по правилам внутреннего законодательства каждого государства.
Что касается сумм налоговых обязательств, которые после принятия Кипром соответствующего законодательства, могут быть взысканы на его территории по поручению российских налоговиков, то к ним относятся суммы неуплаченных налогов, пени и штрафы.
Обращаем Ваше внимание, что налоговые органы Кипра, после получения соответствующего запроса на взыскание налогов от российских налоговых органов, не вправе будут проверять действительность и законность предъявляемых налогоплательщику требований. Предъявленные требования не могут быть предметом рассмотрения ни судебных, ни административных органов Кипра.
По нашему мнению, положения запрещающие проверку в судах легитимности требований российских налоговых органов к резидентам Кипра, и наоборот, требований налоговых органов Кипра к резидентам Российской Федерации, являются не вполне обоснованными и недостаточно продуманными, поскольку нарушают право резидентов обоих государств на судебную защиту от необоснованных претензий налоговых органов. Это связано с тем, что добросовестные кипрские и российские компании, при возникновении у них налоговых обязательств на территории другого государства, действительно лишены возможности защитить свои налоговые интересы на его территории, поскольку фактически присутствуют на территории другого государства. Налогоплательщики-нерезиденты попросту могут не знать об имеющихся к ним налоговых претензиях со стороны другого государства. При этом даже если налогоплательщики будут обладать такой информацией, в связи с установленным в Соглашении запретом оспорить незаконное решение о взыскании будет невозможно.
Представляется, что имеющаяся коллизия будет устранена компетентными органами договорившихся государств до начала применения внесенных изменений, путем внесения дополнений в Соглашение или во внутреннее законодательство обоих стран. В противном случае, в указанной части положения Соглашения могут быть оспорены в суде лицами, права которых будут нарушены.
Также внесенными изменениями установлена обязанность налоговых органов направивших запрос на взыскание налога и/или запрос на принятие обеспечительных мер, незамедлительно сообщить своим коллегам из другого государства, если налоговое обязательство не может быть взыскано или обеспечено по правилам внутреннего законодательства государства-взыскателя. В такой ситуации, государство давшее поручение, при наличии согласия государства исполняющего поручение на взыскание налога, должно приостановить или отозвать свой запрос. Данное правило направлено на возможное двойное взыскание налога, как на территории государства-взыскателя, так и на территории государства-исполнителя.
Отказано в удовлетворении запроса по взысканию налога или принятию обеспечительных мер на территории другого государства может быть только по следующим основаниям:
А) Выполнение запроса противоречат внутреннему законодательству государства- исполнителя;
Б) Меры по взысканию и обеспечению налога противоречат публичному порядку (ordre public);
В) Государство направившее запрос не приняло все имеющиеся в его распоряжении разумные меры по обеспечению и взысканию налоговой задолженности в соответствии с внутренним законодательством;
Г) Расходы по взысканию налога или принятию обеспечительных мер не соразмерны с затратами государства-исполнителя.


9. Установлены ограничения на применение налоговых льгот предусмотренных Соглашением для компаний, не зарегистрированных на территории России или Республики Кипр, но претендующих на льготы предусмотренные Соглашением.
Соглашение дополнено новой статьей, согласно которой компетентные органы России и Кипра, по результатам двусторонних консультаций, могут принять решение об отмене льгот предусмотренных Соглашением для компаний, не зарегистрированных ни на Кипре, ни в России, однако являются налоговыми резидентами, например, Кипра, в силу своего эффективного места управления на Кипре. Отмена права на применение льгот возможна в том случае, если налоговые органы обоих государств по результатам анализа деятельности зарубежных компаний придут к выводу, что главной целью, или одной из главных целей создания или существования такого резидента, было получение льгот в соответствии с Соглашением.

Оффшорные компании, являющиеся, налоговыми резидентами Кипра, и соответственно, пользующиеся льготным режимом налогообложения, предусмотренным Соглашением, использовались российским предпринимателями в налоговом планировании. Однако говорить о широком применении таких компаний в холдинговых структурах российского бизнеса не приходиться.
Очевидно, что новая редакция Соглашения делает кипрские компании менее привлекательными для определенных целей налогового планирования. Даже с учетом того, что некоторые нововведения вступят в силу не сразу, в 2011-ом году, а начнут применяться с 2015-го года. При этом изменения, касающиеся взаимной помощи в сборе налогов, вообще будут введены после принятия Кипром соответствующего внутреннего законодательства, говорить о перспективах данной юрисдикции, с налоговой точки зрения, не приходиться.
Стоит отметить, что помимо Кипра, могут использоваться и другие европейские юрисдикции, удобные для налогового планирования и корпоративной защиты группы компаний. Среди таких юрисдикций следует выделить таких «холдинговых» конкурентов Кипра, как Нидерланды, Данию, Швецию, Австрию и другие. В некоторых случаях оптимальным может стать такая азиатская юрисдикция как Гонконг.

Что касается холдингов, в корпоративную структуру которых уже интегрированы кипрские компании, то внесенные в Соглашение изменения не следует воспринимать как сигнал для начала срочного изменения структуры бизнеса. В такой ситуации необходимо проанализировать соответствие корпоративной структуры целям бизнеса в обозримой перспективе, с учетом стоящих перед холдингом задач, и в каждом конкретном случае, принять индивидуальное решение о необходимости изменений. Юридическая фирма «GOSHIN GROUP»

Авторы: Александр Гошин, Даниил Авдеев
Источник публикации: DF Экономический журнал «Долги и Финансирование», 2011

x

Заполните форму и наши специалисты перезвонят Вам в удобное для Вас время.